d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Перед Нюрнбергом...

Руденко Роман Андреевич. Государственный обвинитель от СССР на Нюрнбергском процессе. В годы "Большого террора" - с октября 1937 года по июнь 1938 года он был прокурором Донецкой области Украинской ССР, и принимал активное участие в проведении массовых репрессий. Как отмечает писатель и историк Валерий Шамбаров в своей работе "Государство и революции", "разбирая зверства нацистов, западные юристы заседали вместе с советскими судьями и прокурорами, отправлявшими на смерть тысячи невиновных. С ними встречались в кулуарах, раскланивались, обменивались любезностями — и никого это не смущало. Не смущало, скажем, что главный обвинитель от СССР Руденко в 37-м был прокурором Донецкой области, где в период немецкой оккупации были вскрыты и задокументированы массовые захоронения репрессированных при «ежовщине». И никто из иностранных политиков, военачальников и дипломатов не постыдился, например, жать руку сталинскому обер-палачу А. Я. Вышинскому, назначенному политическим советником в Германии при маршале Жукове и блиставшему теперь на международной арене. Да он и дальше продолжал блистать — в 1949–53 гг. был министром иностранных дел, а в 1953–54 гг. — первым заместителем министра и постоянным представителем СССР в ООН".
http://militera.lib.ru/research/shambarov2/03.html
После довольно продолжительных поисков отыскался и материал, иллюстрирующий деятельность Р.А.Руденко в 1930-е гг. в качестве прокурора Донецкой области
_____________

Юрий ЩЕГЛОВ
Перед Нюрнбергом...

I

 
 Недавно назначенный облпрокурором в бывшую Юзовку, а ныне Сталино, Роман Андреевич Руденко — молод, энергичен и восприимчив. Само название донецкого города ко многому обязывает. Старое, милое, привычное Юзовка — стерлось уже из памяти. С Юзовкой было тесно связано и имя будущего разоблачителя культа личности Сталина — Никиты Хрущева. Руденко сразу правильно понял рекомендации далекого московского шефа — не так давно назначенного Генеральным прокурором СССР Андрея Януарьевича Вышинского. Социальное происхождение Руденко служило предметом его гордости и не вызывало у вновь избранного первого секретаря обкома Эдуарда Карловича Прамнека ни малейших сомнений. Нелишне заметить, что прибалтийские большевики к этой стороне вопроса относились с повышенным вниманием. Указания главы Всеукраинского ЧК времен красного террора Мартына Ивановича Лациса выполнялись неукоснительно даже спустя десятилетия. Отсутствие трудовых мозолей на ладонях служило начальным отягощающим обстоятельством. Прибалтийских большевиков на Украине работало немало. Прамнека расстреляли в том же году, что и Лациса, в возрасте тридцати девяти лет. Но пока он жив, и Руденко пользуется его полной поддержкой. Роман Андреевич родился в семье крестьянина-бедняка в 1907 году. С двадцати двух лет служил в органах прокуратуры. А, следовательно, никакой иной, кроме юридической, прокурорской жизни, он не знал и не умел оценивать ее по-настоящему. Он окончил Московскую юридическую школу, потом Высшие юридические курсы при Всесоюзной правовой академии. Словом, вся наука Вышинского, ставшего заместителем Генерального прокурора в 1933 году, расцвела при нем и тяжкими цепями оплела душу. Ценные указания об осторожном и внимательном подходе к выдвинутым против человека обвинениям он принял как руководство к действию. Еще 16 мая 1937 года Андрей Януарьевич сделал в газете “Правда” весьма внушительное заявление, отвечая на вопрос корреспондента: “Что делает прокуратура в связи с решением СНК СССР и ЦК ВКП(б) о Донбассе?” Постановление партии и правительства вышло почти три недели назад и пора было, конечно, откликнуться. В самом документе “О работе угольной промышленности Донбасса” руководство страны никак не задействовало ведомство Вышинского, поэтому слова интервьюера прозвучали достаточно зловеще, особенно для тех, кто не забыл эпоху Шахтинского процесса и процесса Промпартии. Напомню тем, кто успел забыть и тем, кто постарался забыть, что эти судилища проходили в 1928 и 1930 годах, когда ОГПУ возглавлял Вячеслав Рудольфович Менжинский, деятель, ответственный за все, что творилось в карательной системе СССР до 1934 года включительно. Органы областной прокуратуры в Сталино славились на весь Донбасс кровожадностью и жестокостью. Разумеется, импульс шел сверху — из Кремля, но его безукоризненным проводником вначале был Саркис Артемович Саркисов-Даниелян, потом Иван Алексеевич Акулов, выдвинутый на ведущую должность с места секретаря обкома по вопросам снабжения. Акулов — гепеушник со стажем, поработал он и в прокуратуре. Потом, когда Акулова перевели, инициативу перенял бывший секретарь Горьковского обкома ВКП(б) упомянутый Прамнек. В апреле 1938 года его взяли, а 29 июля в группе вместе с Владимиром Петровичем Затонским, украинским большевиком (между прочим, академиком, наркомом просвещения республики, одним из немногих, кто владел в киевском правительстве “ридной мовой”, сочной, “добирной” и мог говорить с селянами), и еще семерыми партаппаратчиками убили, не выводя на открытый суд. Между тем, при Прамнеке прокуратура и НКВД в Донбассе свирепствовали — не приведи Господь! Словом, прокурорский костер в угольном районе не затихал ни на минуту. Но даже Акулов, в 1933 году побывавший на должности Генерального прокурора ССР, не удовлетворял Сталина. Хрущев сменил Прамнека и выдвинул на первый пост в области Александра Сергеевича Щербакова. При нем-то Юзовка-Донецк переименовалась в город Сталино. Делая столь подробное и, быть может, утомительное отступление, я хотел бы пунктирно очертить круг лиц, в который влился молодой облпрокурор Руденко.

Читаем далее здесь:

http://magazines.russ.ru/continent/2004/120/shegl14.html


Tags: политические репрессии, сталинизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments