d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Проселки Владимира Солоухина

Сегодня также годовщина памяти писателя Владимира Солоухина. По этому поводу републикую свой очерк о нем, напечатанный в минувшем году в газете "Крымское время".
____________

Владимира Солоухина отпевали в храме Христа Спасителя. По воле провидения Владимир Алексеевич стал первым, кто был отпет в этом воссозданном храме. Отдавая писателю дань уважения, Патриарх Московский и всея Руси Алексий II назвал писателя первым, кто призвал общественность обратиться к своим историческим и духовным корням.

…Владимир Солоухин родился 14 июня 1924 года в селе Алепино Владимирской области, в патриархальной крестьянской семье. Единственное, что отличало будущего писателя от сверстников, — несомненный талант к сочинительству, проявившийся еще в школьные годы. Именно тогда им были написаны первые стихотворения.

Начало: «Дождь в степи»

Всерьез заниматься литературной деятельностью Владимир Алексеевич стал лишь после окончания службы в армии. Начиная с 1945 года Солоухин посещает занятия Московского литературного объединения, в которых принимали участие многие известные в то время писатели и поэты.

«Удивительно не то, — вспоминал Солоухин, — что я чему-то научился на занятиях этого Литобъединения, что-то узнал там и понял, — удивительна та быстрота, с которой произошли психологические и прочие перемены. От стихов, о которых мне теперь как-то не хотелось бы и вспоминать, за несколько недель я проскочил путь к стихам, которые мечтал бы написать теперь…»

Вскоре в жизни писателя происходит знаменательное событие, во многом определившее его дальнейший творческий путь. В июне 1946 года в газете «Комсомольская правда» было опубликовано стихотворение «Дождь в степи», открывшее перед Владимиром Алексеевичем новые литературные горизонты. С этим стихотворением он поступил в Литературный институт им. М.Горького, с ним же впервые выступил на вечере поэзии в Центральном Доме литераторов, оно же дало название и первому стихотворному сборнику, выпущенному в 1953 году.

«Увидеть Россию сквозь внешние очертания советской действительности»

После окончания Литературного института в 1951 году Владимир Алексеевич работал корреспондентом в журнале «Огонек». По долгу своей деятельности много путешествовал по стране, бывал и за рубежом. В 1955 году опубликовал свою первую книгу очерковой прозы — «Рождение Зернограда». В следующем, 1956 году, вышла в свет вторая книга писателя — «Золотое дно».

В 1957 году Солоухин представил на суд широкой общественности свою новую очерковую книгу — «Владимирские проселки». Лиричные, насыщенные воспоминаниями о деревенском детстве, глубокими размышлениями о судьбах русской деревни, «Владимирские проселки» получили множество одобрительных откликов читателей и критиков.

Как считал сам писатель, «ведь пафос «Владимирских проселков», их «сверхзадача», пусть интуитивно нащупанная, но сверхзадача — увидеть Россию сквозь внешние очертания советской действительности».

Живя и работая преимущественно в советское время, имея многочисленные правительственные награды, будучи лауреатом Государственной и общественных премий, Солоухин, тем не менее, на протяжении всей своей жизни оставался именно русским писателем, сохраняющим верность классической литературной традиции.

«Книги Солоухина часто встречали в штыки специалисты-ученые… — вспоминает знавший писателя актер Александр Кузнецов. — Но ведь ни один из многих тысяч научных трудов по искусству … не мог тронуть души людей, они способны лишь заложить в нас какие-то знания. Книги же Солоухина заставляли думать, волноваться, становились в тысячи раз дороже сухих статей «искусствоведов».

Развенчание мифов

Наблюдая за повседневной советской действительностью, видя ее вопиющую убогость и серость, Владимир Алексеевич пытался осмыслить произошедшее с Россией в начале XX века и с этой целью часто обращался к ее дореволюционному прошлому.

Итогом этих размышлений стала книга «Последняя ступень (исповедь Вашего современника)». Написанная в далеком 1976 году, она увидела свет лишь после смерти писателя, в 1997 году. Между тем многие изложенные в ней мысли получили свое развитие в других произведениях автора — художественно-публицистических книгах «При свете дня», «Смех за левым плечом», «Соленое озеро», «Чаша».

Значение этих работ огромно. Задолго до начала так называемой перестройки Солоухин одним из первых развенчал миф о Ленине как о «самом человечном человеке», аргументированно доказав его лживость.

В то время, когда духовные наследники разрушителей исторической России пытались убедить широкие массы в непогрешимости и чистоте ленинизма, Солоухин не убоялся рассказать людям правду. Достоянием гласности стали многие страшные, залитые кровью страницы российской истории, которые десятилетиями упорно замалчивались.

Солоухин был первым, кто на страницах тогда еще подцензурной советской печати назвал события октября 1917 года Октябрьским переворотом и открыто заговорил о событиях первых лет советской власти как о геноциде народов России. Не обошел он молчанием и крымскую драму 1920—

1921 гг., когда в результате организованной присланными из Москвы большевистскими комиссарами Бела Куном и Розалией Залкинд кровавой вакханалии массовых казней были убиты тысячи военнопленных офицеров и солдат Белой армии и представителей гражданского населения: священников, сестер милосердия, чиновников, учителей и врачей.

Вот что Владимир Алексеевич написал об этой трагедии в своем романе «Соленое озеро»: «…ушла из Крыма армия Врангеля, но десятки тысяч солдат и офицеров не захотели покинуть родную землю, тем более что Фрунзе в разбрасываемых листовках обещал тем, кто останется, жизнь и свободу. Остались. Крым был передан в руки Бела Куна и Землячки (Розалии Самойловны Залкинд), Бела Кун и Землячка стали приглашать в Крым Льва Давидовича Троцкого. Лев Давидович ответил: «Я тогда приеду в Крым, когда на его территории не останется ни одного белогвардейца». Руководителями Крыма это было воспринято не как намек, а как приказ. Началось бессмысленное кровавое уничтожение всех сложивших оружие и оставшихся на родной русской земле русских людей. Цифры называются разные, кто говорит семь, кто говорит тридцать, а кто говорит семьдесят тысяч. Но даже если и семь, тоже немало. И семь тысяч перестрелять — это работа. Тем более что Землячка изрекла: «Жалко на них тратить патроны, топить их в море». И привязывали камень к ногам, и долго еще потом через чистую морскую воду были видны рядами вертикально стоящие мертвецы».

Дорога к храму

Размышляя о разрушительных последствиях коммунистического эксперимента, Солоухин напишет: «Может быть, и можно потом восстановить храмы и дворцы, вырастить леса, очистить реки, можно не пожалеть даже об опустошенных выеденных недрах, но невозможно восстановить уничтоженный генетический фонд народа, который только еще приходил в движение, только еще начинал раскрывать свои резервы, только еще расцветал. Никто и никогда не вернет народу его уничтоженного генетического фонда, ушедшего в хлюпающие грязью, поспешно вырытые рвы, куда положили десятки миллионов лучших по выбору, по генетическому именно отбору россиян... Простое порабощение лишает народ цветения, полнокровного роста и духовной жизни в настоящее время. Геноцид, особенно такой тотальный, какой проводился в течение целых десятилетий в России, лишает народ цветения, полнокровной жизни и духовного роста в будущем, а особенно в отдаленном. Генетический урон невосполним, и это есть самое печальное последствие того явления, которое мы, захлебываясь от восторга, именуем Великой Октябрьской социалистической революцией».

В течение многих лет Солоухин вел активную борьбу за возрождение традиций и сохранение культурного наследия дореволюционной России. Спасение памятников истории и архитектуры, находившихся на грани уничтожения, было делом всей его жизни.

Одним из важнейших достижений писателя в этой области стало восстановление храма Христа Спасителя. С Божьей помощью храм был воссоздан во всей своей красоте и величии.

Последние тридцать лет своей жизни Владимир Алексеевич был убежденным монархистом. При этом писатель часто любил повторять, что «монархию надо заслужить. Пока же в России население, а не народ, сплоченный единством общих убеждений и устремлений, окончательный распад и гибель нашей страны — лишь дело времени, к вящей радости ее недругов…»

…В последние годы Владимир Алексеевич чувствовал себя по-настоящему одиноким. К этому времени ушли в мир иной все, кто был ему по-настоящему дорог. Невзирая на это, он продолжал творить. Чувствуя приближение смерти, призвал к себе священника, соборовался, исповедался и причастился. 4 апреля 1997 года Владимира Алексеевича не стало.

http://www.time4news.org/print/8637
 

Tags: Солоухин
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments