d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Архивное-11

Возобновил сегодня работу с архивными фондами. На прошлой неделе у них все силы были на прием документов от ликвидируемых украинских учреждений брошены. Ну а сегодня продуктивно посидел.
Все продолжаем колупать дело Разгрузочной комиссии. Ходатайства, прошения - все это детально иллюстрирует картину жизни во время голода. И работу "органов". Много жалоб на затягивание следствия. Люди неделями сидели в камерах без предъявления обвинения. С воли родные писали в комиссию - с просьбой освободить кормильцев, т.к. чтобы мужа содержать, пришлось распродать все, а тут уже и на воле голод свирепствует.
Один документ попался любопытный. Рапорт сотрудника Ялтинской ЧК, который просит его назад в Ялту вернуть, т.к. много дел неотработанных осталось, а тут его хотят дезертиром объявить. Кивает на то, что личное дело осело у председателя Севастопольской ЧК Израиля Дагина. В общем, непонятный документ - то ли человек жаловался на то, что его неправильно пытаются классифицировать, то ли уже был посажен и из камеры строчил. Из содержания не усматривается. Что примечательно - сам в прошлом подпольщик, при белых арестовывался и какое-то время даже в тюрьме посидел. Это было лучшей рекомендацией для приема в ЧК.
Параллельно с делом Разгрузочной комиссии отрабатывались другие - фонд историка Г.Семина. Это известный в Севастополе советский историк, по сути в послевоенное время тянувший всю тему изучения революции и Гражданской войны. Личный фонд у него обширный. С выписками из архивов, перепиской с потомками большевиков, "блиставших" в 1917-1918 гг. в Севастополе.
Так, отработана переписка с потомками и родственниками матроса Николая Пожарова, бывшего здесь председателем Севастопольского Совета в 1917 г. и начале 1918 г. Что интересно - если сестра Пожарова оказалась разговорчивой, дала контакты дочери этого матроса (стала работницей одного университета в Москве) и брата. Дочь - что могла вспомнила. Очень немного. А вот брат оказался скрытным. В ответе на письмо только уточнил дату рождения легендарного брата, а вот о подробных воспоминаниях не уважил просьбу. Историк ему пишет: не могли бы что-нибудь вспомнить о тех и тех периодах, спрашивал про работу брата в Ярославской ЧК при подавлении восстания в Ярославле в 1918 г. Никакого ответа в деле не обнаружено.
Зато фотография надгробного памятника приложена. В Питере похоронен. На территории кладбища близ Александро-Невской лавры "на общих основаниях".
Больше дали информации другие дела из фонда - черновик машинописный с правками - очерка о Землячке. С приложенными выписками из переписки Ленина с ней - правда, еще до революции 1905 г. Но примечательны факты, что Ильич Землячку ценил, ставил всем в пример, и в письмах называл "дорогой друг!" По крымскому ее периоду ясное дело, все в строгом соцреализме, только указания на то, что она довольно много по городам полуострова ездила. Так что то, что Михалков изобразил в своем "шедевре" "Солнечный удар" (посещение лагеря) - теоретически могло быть (исключая все остальное).
Еще интересны доклады и выступления данного историка. Текст лекции по истории севастопольской большевистской организации предваряют совестливые слова о том, как в прошлом допустили по вине Сталина-Берии-Ежова много перегибов: таких хороших коммунистов репрессировали, из истории вычеркнули. Про памятники героям первой обороны Севастополя, разрушенные в 1930-е - тоже не преминул сказать.
Из других фондов - сводки милиции за лето 1921 г. интересны. В них о текущей ситуации за месяц. Много приводится фактов бесчинств "зеленых" (повстанцев или просто уголовников - там реально хрен разберешь) - как они напали на райлеском в Ай-тодоре и кроме того, что пограбили, "учинили гнусное насилие над женщинами" (видимо, из числа работниц комитета).
В общем, сегодня визит еще на много обогатил мои закрома фактами. Будет что использовать в книге.
Tags: архивы, дела текущие
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author