d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Архивное-5

Сегодня из моего заказа обработал все дела по 1920 г. (но не единственное, что есть в архиве). Как и в предыдущих моих записях об архивной работе, главным образом это хозяйственная документация. И переписка отделов ревкома Севастополя между собой по текущим вопросам. Отдельным делом сформированы документы по ситуации на транспорте. Там весьма есть пронзительные вещи. Придя в город, новые власти попытались национализировать гужевой транспорт, сделать учет извозчиков, да мобилизовать их работать на государство. Но! Военные соваппарат опередили. Пока ревкомовцы издали нужные распоряжения, выяснилось, что огромное число лошадей и повозок красные вывезли из города и даже из Крыма, реквизировав для нужд армии. В результате создалась угроза вообще остаться без гужевого транспорта. А ведь на чем-то надо было ехать за город за дровами. Зима-то на носу, а запасы топлива никакие. Кроме того, извозчики ушли в глухую оборону. Совслужащие худо-бедно были сыты (хлеб там, макароны, рыба), а извозчики после прихода красных стали жить впроголодь. И лошади умирать массово. В итоге все же озаботились хлебные пайки отпускать, и фураж. Но естественно - с грозным приказом, если не подчинитесь, то значит, под трибунал.

Остановился на другом блоке материалов. У меня сейчас на просмотре лежит дело Разгрузочной комиссии, работавшей в 1922 г. (т.е. после уже красного террора, но в разгар голода) на разгрузке тюрем. В основном материалы пока по заключенным - бытовушникам. Наркомюст распорядился телеграммой выпускать по максимуму арестованных, осужденных за мелкие преступления, или заменять им тюрьму общественными работами. Ибо в разгар голода кушать заключенным решительно нечего было предложить, а статистику органы себе портить не хотели голодными смертями.

Это дело, чувствую, что буду долго обрабатывать. Т.к. здесь каждый документ по сути - бери и копируй.
Отголоски террора 1920-1921 гг. читаются в запросах родственников в "органы" (Наркомюст, ревтрибунал). Запомнилось одно заявление женщины, у которой в 1920-м в Алупке близкого человека арестовали особисты, толком даже не сформулировав обвинение. Из Алупки отправили в Севастополь, где и осудили. Но - опять не сообщив, за что, собственно. Вот женщина и интересовалась, за что же собственно осудили, и где теперь искать-то человека?
(Зная о том, что творилось в 20-21 гг. в Крыму, нетрудно предугадать судьбу арестованного, хотя было всякое. Могли и в лагерь на материк отправить).
И это заявление не единственное в таком роде.

Еще интересны подробные доклады комиссии по разгрузке о состоянии тюрем. Вот, сейчас собственно остановился на одном из таких. Если завтра не помешает ничего, то наверное, перепишу. Вообще, масса документов по ситуации в городе. По голоду, санитарной обстановке и беспризорности. Не на один очерк уже набралось.
Tags: архивы, дела текущие
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author