d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

О советской милиции в 1920-1930 гг.

"Товарищи", наподобие этого персонажа в моем предыдущем посте, ужасно любят обличать нынешние пороки, выставляя советчину как некий "утраченный идеал" - мол, тогда и коррупции почти не было, и нравственность была высочайшей - в общем, чистый "потерянный рай", который такие-сякие Горбачев на пару с Ельциным однажды взяли да развалили.
Характерная цитата отсюда:
"Он (имеется ввиду народ - Д.С.) уже устал от продажных ментов, чинушей и судей. Устал от новеньких БМВ у зданий пенсионного фонда. Устал от всеобщей безнаказанности, охоты с вертолетов на животных из Красной книги. Народ уже двумя руками за репрессии. Потому что лучше уж помереть на прокапывании какого-нибудь Обско-Азиатского канала на пару с Чубайсом, чем от бомбежек НАТОвцев как в Ираке или Югославии".
Не стану разбирать в этом посте претензии (к слову, небезосновательные) к чиновникам и судьям, остановлюсь на "продажных ментах".
Цитируемый выше апологет утверждает, что между милицией СССР и царской полицией разницы никакой нет. Все без исключения были профессионалами, неукоснительно соблюдалась буква закона, а потом, как водится, настали "проклятые 90-е", профессионалы ушли, и начался беспредел.
Как и другие доводы зовущих назад в "краснознаменное прошлое", это высказывание мало соответствует действительности. Намеренно не буду касаться последних десятилетий совдепа (хотя отмечу, что сюжеты кинокартин Убийство на Ждановской и Груз 200 возникли отнюдь не на пустом месте), остановлюсь на любимых "общественностью" 1920-1930-х гг., т.к. именно их пытаются представлять как некий утраченный идеал. Заодно в очередной раз прорекламирую книгу известного новосибирского историка А.Г. Теплякова "Опричники Сталина". Кто еще не успел приобрести, настойчиво рекомендую.

"Милиция 1920-1930-х гг. представляла собой жалкое зрелище, будучи насквозь непрофессиональной и коррумпированной структурой. Еще в 1921 г. начальник Сибмилиции И. С. Кондурушкин без малейшего намека на охрану чести мундира заявил сибирским властям: «Милиция Сибири, особенно уголовный розыск — это опасная банда, а не охрана Республики, разложившаяся морально и экономически». Следующие десять лет не изменили ситуацию. В 1929 г. по краевой госмилиции было осуждено за должностные преступления 14,9% состава, а по системе угрозыска — 7,7%. Особенно выделялась милиция Канского округа, где показатели преступности оказались вдвое больше средних.
А в 1933 г. прокурор Западной Сибири И. И. Барков в докладной записке крайисполкому отмечал, что личный состав органов милиции представляет собой «сброд преступников и хищников», пьянствующих и ворующих вещественные доказательства. Характерно в этом отношении дело начальника Ленинск-Кузнецкой гормилиции П. А. Пищаева, который в 1932-1933 гг. «занимался присвоением изъятых при обысках ценностей, брал взятки за прекращение следственных дел и освобождение арестованных», однако отделался лишь партийным выговором.
С 1931 г. милиция находилась в подчинении ОГПУ — НКВД. <...> Коррупция и обилие «чуждых элементов» в среде правоохранителей вынуждали власти постоянно устраивать грандиозные чистки, изгоняя в ходе очередной кампании значительную часть милицейских работников. В начале 1931 и начале 1932 г. крупные чистки сильно перетряхнули начальствующий состав милиции Запсибкрая. Тем не менее перелома ситуации достичь не удалось: традиция уголовщины в милицейской среде сохранялась и стабильно воспроизводила себя. Правоохранительный аппарат, как и в 20-е годы, активно сращивался с преступным миром.
<...>Начальники городских и районных отделов милиции сплошь и рядом выглядели не менее опасными уголовниками, чем те жулики, за которыми милиционеры охотились. <...>
Так, в 1934 г. в организованную шайку новосибирских базарных воров входили местные милиционеры, отвечавшие как раз за порядок на рынке. Старший инспектор мобилизационной инспекции НКВД Иванов организовал вооруженную банду, занимавшуюся квартирными и уличными ограблениями. Участковый инспектор первого отделения милиции Зибров вместе с одним из бригадильцев также практиковался в вооруженных грабежах. В других городах творилось то же самое, что и в краевом центре. Из общего числа осужденных за первое полугодие 1935 г. милицейских чинов был один расстрелянный — барнаульский милиционер, совершивший тройное убийство с ограблением".
Тепляков А.Г. Опричники Сталина - М.: Яуза; Эксмо, 2009 - с.118-119
Читая эти строки, можно невольно потеряться во времени - т.к. многое из описываемого очень похоже на то, что происходит и ныне в органах внутренних дел - своего рода "преемственность и связь поколений"...
При этом, отметим самое главное - что даже высокопоставленные начальники (в т.ч. и милицейские) называли своих подчиненных не иначе как "опасной бандой", а то и вовсе "сбродом преступников и хищников". Что окончательно и бесповоротно разрушает любые построения красных апологетов о пресловутом "сталинском порядке". По сути, имела место типичная евсюковщина, усугубленная террористическим характером советской системы. Поэтому когда кто-то из соцпатриотов возмущается засильем коррупционеров и ментовским беспеределом, и в качестве альтернативы называет сталинский период, изображая его как некий утраченный идеал - он либо демонстрирует свое лицемерие, либо собственноручно расписывается в невежестве.
Собственно, ранее я уже об этом писал:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/115526.html
Tags: большевики, чк-огпу-нквд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments