d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Category:

Тигильский крест ч.3

ч.1:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/116865.html
http://www.kamkrai.com/index.php?newsid=3246
ч.2:
http://d-v-sokolov.livejournal.com/117082.html
http://www.kamkrai.com/index.php?newsid=3344

…В уже знакомой нам телеграмме Притчин и Суздалев заявляют, что агитация злых врагов народовластия повлияла на многих, в том числе на дружинников. Против белых «отряд отказался идти». А командир Писня и другие, «которым угрожали бандиты, ушли в Усть-Камчатск, и остались тогда только два маленьких селения Ковран и Утхолок, которые решили все-таки вести борьбу с бандами». Все лето дружинники из Утхолока и Коврана, по словам авторов телеграммы, поджидали белоказаков на границе своей волости, но те сидели в Тигиле и грозили им «полевыми судами». Правда, «Камчатский листок» в Петропавловске поместил 12 июля 1922 года следующую заметку: «Нам сообщают, что вышедший из Тигиля отряд под командой есаула Савича находится сейчас в районе между Облуковино и Большерецком. Красные вынесли постановление от имени населения, в котором распорядились, чтобы на почтово-телеграфных отделениях не принимались телеграммы, следующие из Большерецка и других районов, занятых отрядом есаула Савича. Напротив, население выразило протест против такого распоряжения, так как не желает вмешиваться в политические дела».
Дальнейшие события нашли отражение все у тех же Притчина и Суздалева: «Бучинский, Капельцев, Ломиворотов, Краснояров, видя нашу твердость в борьбе с бандитами, сговорили хайрюзовцев выключить нас из своей волости как разбойников, и даже пускали слухи, что если придет меркуловский отряд (Бочкарев и его подчиненные действовали от имени и по поручению Приамурского правительства Д.С. Меркулова – В.П.), то они ему помогут нас истребить. Но мы тоже решили или умереть, или уничтожить банды. Наконец, в августе выступили в Тигиль, паланцы присоединились к нам…».
Основную роль в противоалексеевской операции сыграл Тигильский отряд Павла Иосифовича Юшина, воспитанного в семье казачьего командира. В 1917-1918 годах П.И. Юшин командовал всеми казаками волости. По списку, составленному не так давно исследователем Ю.Г. Поповым, отряд вместе с командиром насчитывал 12 человек, а именно: братья Николай и Сократ Юшины, Сергей Баженов, Андриан Брагин, Фока Григорьев, братья Алексей и Давид Косыгины, Артамон Пенезин, Лазарь Попов, Никита Черных, брат командира Аркадий Юшин. Список в деле П.И. Юшина на одного дружинника больше (Леонид Федорович Попов), а у Пенезина иное имя-отчество (Лавр Петрович). Роберт Юшин упоминает о награждении отца Георгиевским крестом - так были оценены его заслуги в захвате «шпионской шхуны» в 1905 году. Сам П.И. Юшин говорил также о двух медалях, одну из которых получил за участие в русско-японской войне, а вторую вручили ему в 1910 году, во время приезда на Камчатку Приамурского генерал-губернатора П.Ф. Унтербергера.
Помимо отчима, Р. Юшин причисляет к взятым под стражу белыми С.С. Ерошкина. Он, по другим источникам, помогал алексеевцам и, как установлено мною, именно по этой причине в 1938-м расстрелян с конфискацией имущества. В то время как П.И. Юшин, также арестованный в 1930-е годы, отпущен с возвратом изъятых при обыске бумаг (письма с призывом взяться за оружие и начать войну на Камчатке в тундре; записи на листе расстановки белогвардейских военных сил; отношения полковника Алексеева за №2 с назначением Слободчикова Е.И. старшиной волости; воззвания жителей Паланы к войне и назначения Сарафанникова А.А. начальником дружины; отношения Сарафанникова А.А. начальнику военного района с просьбой помочь оружием и патронами; записки на имя Флетчера П.Н. от генерал-майора Федорова; расписки Ларькова на получение пакета в адрес полковника Данина в бухте барона Корфа; расписки полковника Алексеева на получение винтовки).
Что же касается ареста С. Ерошкина и П. Юшина в 1922 году, то, по Р.Юшину, их белые не пустили «в расход» из-за непрочности своего положения. Да и «местный поп» Н. Мирошкин не советовал это делать полковнику Алексееву - не гневить народ. Брат П.И. Юшина Аркадий, проходивший с ним по одному делу и тоже отпущенный в 1935-м, но расстрелянный 3 года спустя, на допросе в НКВД указывал на мотивы операции против белых: «Немного прожив, они начали заниматься грабежами, приставать к женщинам и даже пороть без вины людей, ведя разбой, и также слышали, что идет отряд Красной армии. У нас в селе… был организован отряд…».
Р. Юшин подчеркивал, что в своих исторических очерках хочет «показать подрастающему поколению величие легендарных подвигов героев гражданской войны». «Осенью 1922 года, - писал он, - в Усть-Тигиль подошла американская шхуна Олафа Свенсона, который снабжал белогвардейцев оружием и деньгами. Белогвардейцы выехали навстречу американскому купцу. Воспользовавшись их отъездом, партизаны приняли срочные меры: стянули в Тигиль силы, установили вокруг села посты, а на берегу и на островке, в 5 км от села, была устроена засада. Ночи проходили в тревожном ожидании. Наконец, разведчики донесли, что на рассвете белогвардейцы будут возвращаться с устья. В эту ночь в селе не спали. На рассвете над рекой навис густой туман, поэтому первый бат был засадой пропущен. Но партизаны исправили ошибку. Между тем туман рассеялся. Начинался погожий день, какие выдаются иногда у нас на Камчатке. Один за другим подходят баты. Их встречает огонь. Белобандиты не прошли…».
Излагаю теперь версию Ю.Г. Попова. Она основана на архивных документах и рассказах старожилов Тигильского района. Прибыв в Тигиль 3 мая 1922 года и заняв телеграф, Алексеев и Савич обратились к населению волости с воззванием не верить агитации большевицких главарей Ларина и Фролова, разоружать и арестовывать предателей. «…Мы призываем суд Божий над врагами России. Да здравствует Россия, святая церковь и православный русский великий царь Михаил Александрович!».
Во время пребывания белого отряда в Тигиле никакие репрессивные, карательные меры в отношении местного населения не предпринимались. «Однако известен один казусный случай. На постой белые расположились в усадьбе тигильского казака Попова Анания Гавриловича. Во дворе у него соорудили что-то наподобие пулемета для устрашения местных жителей. А чтоб посторонний глаз не мог узреть, что же там в действительности, «оружие» зачехлили и пустили по селу слух, что у военных есть пулемет. Тигильчанин Прокопий Брагин проявил чрезмерное любопытство: пролез во двор, заглянул внутрь зачехленного «пулемета», а там - обыкновенные бревнышки. Был пойман и выпорот в назидание другим».
По воспоминаниям стариков, вахмистр Долбачкин сказал как-то в беседе с одним из местных жителей: у нашего начальника Бочкарева есть как казенное золото, так и его личное. А поручик Родионов проговорился, мол, мы служим за чистое золото.
У белых имелась информация о предстоящей работе научной экспедиции В.К. Арсеньева в северо-восточной части Охотского моря. По сведениям Ю.Г. Попова, в конце июля 1922 года экспедиция на пароходе «Кишинев» дошла до Ямской бухты, затем пересела на шхуну «Пенжино». Расчет белого командования был, видимо, таков: на западном побережье, в районе Гижигинского залива, шхуну захватит сам Бочкарев, а на востоке, в случае ее появления, эту задачу выполнит отряд полковника Алексеева. Бочкаревцы намеревались уйти на захваченной шхуне в Америку.
С этим, считает Ю.Г. Попов, и связана поездка полковника Алексеева в Усть-Тигиль. Вместе с полковником там какое-то время находились поручик Родионов, младший урядник Бржанский, старший урядник Фролов, казак Латыпов. Под осень, скорее всего в конце августа, они по команде Алексеева отправились в Тигиль. Четыре бата, четверо военных. Один бат ведет Алексей Логинов, другой - Тимон Косыгин, кто остальные, выяснить не удалось. Житель Тигиля В.Л. Лысак запомнил слова А. Логинова: между батами соблюдался определенный интервал.
Что белые отправились из Усть-Тигиля в Тигиль (расстояние между ними 40 км) по реке на батах, узнали тигильские казаки из отряда П.И. Юшина. Засаду сделали на берегу в 3 км ниже своего села (район перехода линии связи через р.Тигиль). А. Логинов говорил: «Началась стрельба. Я от неожиданности чуть не упал за борт». Все четверо белых были застрелены и зарыты в кислые ямы невдалеке. Там стоял небольшой деревянный крест, но со временем он сгнил, и точное место захоронения утеряно.
В акции были задействованы порядка 30 дружинников. Согласно данным Ю.Г.Попова, на подмогу тигильчанам прибыли жители Коврана: Притчины Иван, Андрей Максимович, Василий и Александр Макарович, Степан Заев, Никита Слободчиков. Руководил ими Александр Никитич Притчин. Неграмотный. Роста ниже среднего, брюнет, небольшая бородка, усы с проседью. Это - из его архивного уголовного дела. А.Н. Притчина обвиняли сразу по трем пунктам печально знаменитой 58-й политической статьи УК РСФСР. Он умрет до окончания следствия 18 апреля 1932 года.
Участие в уничтожении белых казаков, как выяснил Ю.Г.Попов, принимала также дружина из Утхолока - в количестве 12 человек. Их фамилий он пока не знает. Общее руководство осуществлял П.И. Юшин. Вахмистра Долбочкина застрелили в Тигиле на берегу реки, возле церкви. С Алексеевым расправился, предположительно, отряд из Коврана.
Далее - вновь мои разыскания. Африкан Лонгинов (из Паланской дружины) говорил, что он с коммерсантом Пантелеем Флетчером «присутствовал на Усть-Тигиле, когда там уничтожили полковника Алексеева». А навел преступников на полковника уже знакомый нам С.С. Ерошкин, по его собственному признанию: «Участие мое в партизанском движении было незначительное – выполнял роль в поисках белобандита полковника Алексеева, который проживал временно в Усть-Тигиле, о месте его нахождения я информировал местную партизанскую дружину…». Убийством коменданта Тигиля гордился некий Сычев Евгений, 1902 г. р. В 1914-1917 годах он учился в Петропавловском высшем начальном училище, но был исключен за непочитание старших. В 1919-м уехал в Тигиль, к родным. 27 апреля 1922 года, с его слов, поступил в дружину. (Однако в списках ее членов таковой не значится.) В 1923 году работал на радиостанции в Петропавловске. Уверял, что, кроме пива и браги, ничего не пьет, что «самый ярый враг религии», а отношение у него к ВКП(б) «самое лучшее».
5 января 1934 года Камчатское облуправление НКВД получило донесение: в Усть-Тигиле при полковнике Алексееве, который останавливался на квартире Афанасия Юшина, находилась шкатулка с деньгами, «и эта шкатулка, вероятно, осталась у А.Юшина или у начальника партизанского отряда Павла Юшина, т.к. все имущество белых было сдано ему после убития белых…», а с полковником была весьма дружна жена Мирошкина Анна Владимировна. Кстати, Афанасий Юшин сразу же после убийства Алексеева перебрался в Петропавловск. «Все забранное оружие у белых в 1922 году поступило действительно ко мне, - подтвердил на допросе П.И. Юшин, - автомат американский, карабин японский, 3 нагана, 2 гранаты мной были сданы разным лицам в партизанский отряд…».
Как известно, из 7-ми белых отрядников Тигильского АПП уцелел лишь один – Савич. Р. Юшин объясняет это хитростью есаула. Тигильский рыбак-охотник А.П. Монаков смотрел на данное событие под другим ракурсом. «Когда не было красных отрядов на Камчатке, до 1923 года, П.И.Юшин имел связи с белыми, стоявшими в Тигиле, полковником Алексеевым, а казачьему есаулу Савичу даже помог сесть на шхуну Свенсона и уехать. Когда прошел слух в 1922 году, что на Камчатку… пришли красные отряды, тогда П.И.Юшин решает стоявших уже полгода в Тигиле белых расстрелять своей боевой дружиной, и 7 человек белых были расстреляны. Этим фактом П.И.Юшин пытался присвоить звание партизана всей своей дружине, это ему и удалось». По сути, то же говорил касательно Савича другой тигильчанин - Ананий Попов: «…ему дали возможность уехать свободно на шхуне Свенсона, в этом способствовал П.И.Юшин». В деле П.И. Юшина имеется упоминание о его племяннике Василии Ивановиче Юшине, который живет в Америке, а уехал туда со Свенсоном. Письма от него приходили до 1936 года. А осенью 1922 года «Камчатский листок» сообщал, что 20 сентября с западного побережья в Петропавловск прибыл на пароходе Свенсона «Мазатлан» начальник Тигильского гарнизона есаул Савич.
...Летом 2003 года на месте предполагаемого захоронения 4-х белых казаков тигильчане Юрий Герасимович Попов и Виктор Леонидович Лысак с помощью местного охотника А.А. Попова установили памятный металлический крест с поименной табличкой. Фамилии погибших выявил Ю.Г. Попов, работая в камчатских архивах. Жаль, в надпись на табличке вкралась неточность. Акция по ликвидации «белобандитов» была проведена не в августе, а позднее – 8 сентября 1922 года.
http://www.kamkrai.com/index.php?newsid=3386
Tags: Белое движение
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments