d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Питиё определяет сознание

Валентин ПУСТОВИТ, историк, член Союза писателей России

Многие полагают, в НКВД перед войной с немцами только и делали, что сажали да стреляли врагов народа без продыху. Заблуждение чистейшей воды. Да, работы, как известно, хватало. Но люди находили время для отдыха…

В марте 1939 года в Усть-Большерецкий район с «важнейшим оперативным заданием» выехала группа из трех работников. Старшим был заместитель начальника Камчатского областного управления НКВД Столяров. Один из командированных, Полоумов, возглавлял парторганизацию управления, другой, Шутылев - партком основного подразделения ГБ. Задание свое они не выполнили. Руководство отозвало их, так как группа «в пути следования допустила антипартийные поступки».
16 апреля по этому поводу состоялось закрытое собрание коммунистов управления. А накануне Шутылев изложил свое понимание обстановки собственноручно. «В пути, - писал он, - в Начиках нам приходилось выжидать 4 дня благоприятной погоды для дальнейшего следования. Во время нахождения в этом селе началась выпивка с бутылки спирта Столярова, взятой с места выезда - из Петропавловска. После этого посылался красноармеец оперпоста, где мы и жили, по инициативе Полоумова и Столярова. Красноармеец приносил из села брагу, обстоятельства посылки я не знаю, посылали ли его Полоумов и Столяров, но факт тот, что брага красноармейцем была принесена. Я в это время спал. Я лично купил через магазин несколько бутылок кагора. В результате выпивки (пунктуация, орфография и стилистика всех документов, оставлена без изменений – В.П.) Столяров съездил два раза по лицу Полоумову и один раз съездил мне. Все это, безусловно, видел и знает красноармеец. При дальнейшем пути следования в деревню Апача выпивка продолжилась, началась она с угощения кагором Шаламовым, у которого и мы остановились на квартире. К вечеру по настоянию Полоумова и с «согласия» Столярова я купил через председателя колхоза Бондаренко, который выехал сейчас на материк, два литра спирту и к вечеру выпивка продолжилась. Причем Столяров и Полоумов ушли с квартиры с целью пострелять за село. Однако Столяров попал каким-то образом на квартиру к колхознице Ганьке и с приходом Полоумова я узнал, что они разошлись в селе. Вскоре после этого Полоумов ушел за Столяровым, и они пришли вместе на квартиру. В процессе выпивки Столяров и Полоумов договорились снова пойти к этой колхознице, однако Полоумов скоро уснул. Я и Столяров остались вдвоем. В результате он настоял пойти на квартиру к колхознице Ганьке, поиграть на виктороле, я согласился. Вначале квартиры этой колхозницы Столяров не нашел, и мы возвратились снова на свою квартиру. После этого по просьбе Столярова квартиру указали колхозницы, указал квартирант Шаламова, работающий техником связи деревни Апача. Я пробыл на этой квартире очень недолго, сыграл на виктороле, а Столяров остался у ней. Так как ночь была чрезвычайно темна, я квартиры найти не смог и попал в яму с водой и в результате попал на другую квартиру к заведующему отделением почтой Орлову, кто туда меня привел, я не знаю. К утру ко мне на квартиру пришел Полоумов и взял у меня оружие, документы и деньги и я остался еще там и через некоторое время я пришел на свою квартиру. Столяров с квартиры колхозницы пришел утром.
С приездом в Усть-Большерецк выпивка возобновилась. Перед отъездом в комбинаты (до этого усиленно все работали) Столяров и Полоумов, уйдя из райотделения раньше обычного времени, организовали выпивку на квартире оперуполномоченного Чудинова, где стояли на квартире. Я в этой выпивке никакого участия не принимал. Пришел на квартиру к двум часам ночи, когда уже Столяров был основательно выпивши. Здесь Столяров целую ночь канителился, приставал к Чудиновой и говорил некрасивые вещи. Все мои попытки успокоить его ничего не вышло.
После приезда из комбинатов в резиденцию района Столяров и Полоумов, вследствие отсутствия столовой, мною был для них организован обед в квартире, принадлежащей РО НКВД, в которой жила жена Болтунова Губина, собиравшаяся к отъезду. Во время обеда все мы выпили незначительное количество спирта. Вскоре после этого Полоумов ушел в село прогуляться. Я и Столяров остались вдвоем. В процессе разговоров Столяров, по неосторожности, задел горящую свечку, которая упала на стоявший цветок на столе, обвернутый бумагой, которая быстро воспламенилась, и пламя перенеслось на повисшие над столом бумажные обои. Мною были приняты все меры к ликвидации загорания в квартире. С помощью прибывших работников милиции и других загорание было быстро ликвидировано.
После этого мне была сделана перевязка руки пришедшей сестрой или фельдшерицей, я зашел в райотделение НКВД и говорил с прокурором по поводу пожара. Спать Столярова я пригласил на ту же квартиру, где и раньше были, на другой день я на работу не вышел по запрещению старшего врача, который приходил ко мне на квартиру для осмотра и для перевязки руки. Значит, я не выходил на работу 4 апреля только один день по запрещению врача, хотя 5 апреля я уже вполне нормально работал.
Вот все, что было, я откровенно здесь изложил, может быть, с отсутствием отдельных деталей. Прошу учесть, что мой проступок мною до конца осознан, и я, как коммунист, совершил большое партийное преступление, как участник пьянок и попавший под влияние старшего оперативного начальника Столярова, поведение которого выходило из пределов всяких граней». «Я себя не оправдываю, - заключает Шутылев, - но я уже много пережил и переживаю морально».
За дискредитацию органов НКВД Столяров и Полоумов были выведены из состава партбюро управления. Последнему «влепили» вдобавок «строгача», а остальным - по выговору с занесением в учетную карточку.
За год до этого, в апреле 1938-го, камчатские энкавэдэшники взяли под стражу своего коллегу Сучкова, после чего в заявлении на имя начальника управления он обвинил товарищей по работе в чрезмерной любви к «зеленому змию» и привел конкретные факты. «Тимофеев в июле или сентябре 1937 года, будучи пьяным, пошел к проституткам на Ленинскую улицу, дом 43, которые в декабре органами НКВД репрессированы как притоносодержательницы, устроил у них дебош, за что был доставлен к дежурному… он кричал: «Я член контрреволюционной организации на Камчатке!». Промелькнул у Сучкова наш знакомец Шутылев, который, по словам арестованного, систематически пьянствует «с присутствием женщин». А вышеупомянутый Тимофеев в гостях у проституток одновременно с дебошем, оказывается, еще и поднял стрельбу, но все ему сходило с рук благодаря покровительству начальства. Вчерашние сослуживцы Сучкова не остались в долгу: они пытались подвести его под 58 политическую статью УК, однако тот сумел выпутаться...
Конечно, огнестрельное оружие в руках власть имущих «под мухой» - опасная штука. Ежели только побалуются, как тот же Тимофеев, или себя порешат, подобно начальнику НКВД Давыдову и главе АКО Адамовичу, бывшему руководителю ЧК Белоруссии, это еще полбеды, а то ведь и других могут… В сентябре 1946 года оперуполномоченный МГБ Сорокин, пьянствуя у себя на квартире в Петропавловске со знакомым офицером, застрелил такового из пистолета. Трибунал приговорил убийцу к 6 годам лишения свободы. А случалось, и судить было некого. Так, в ночь с 22 на 23 января 1952 года лейтенант УМГБ Чернышев, склонный к затяжной пьянке с дебошем и оскорблениями окружающих, «унес» с собой на тот свет жену и секретаря парторганизации майора Кисляковского. (Родной брат лейтенанта называет его «юношей, который прошел всю Отечественную войну, брал Берлин»). В 1950 году работник Пенжинского райкома партии застрелил на охоте по выпившему делу колхозника. И сел на 7 лет.
В сравнении с этим, ЧП под новый 1952 год в селе Елизове кажется несущественным. Недостойное поведение местных руководителей на новогоднем вечере, организованном РК ВКП(б) и состоявшемся в помещении райпарткабинета, осудило бюро обкома партии. Завотделом партийных, профсоюзных и комсомольских организаций Штанюк затеял драку с беспартийным шофером райкома партии. 1-й секретарь РК т. Кондратьев ударил 1-го секретаря райкома ВЛКСМ т. Родионова, который в свою очередь нанес удар т. Кондратьеву. Несмотря на то, что на вечере присутствовало большинство членов бюро и работников аппарата Елизовского райкома парии, случившееся «не получило должной политической оценки». Более того, было скрыто от вышестоящих партийных органов. Обком партии отмечал: вместо того, чтобы пресечь начавшийся скандал на вечере, 2-й секретарь райкома ВКП(б) и председатель райисполкома покинули вечер и направились домой». В итоге драчуны «послетали» со своих должностей…
И совсем уж безобидным (опять-таки, в сравнении) выглядит хмельное выступление 1-го секретаря Усть-Камчатского РК КПСС на митинге трудящихся 7 ноября 1956 года, что явилось предметом разбирательства на его «родном» райкомовском бюро. С другой стороны - каким демократом надо быть, чтобы подчиненные (в условиях единоначалия на местах) так свободно и безбоязненно подвергали тебя справедливой критике. Второй факт много удивительнее первого. Но далее следует нагромождение странностей, выходящих, что называется, из ряда вон. «18 марта 1957 года… возвратился из командировки в райцентр, снова напился пьяным и не вышел на работу. Бюро РК 22 марта обсуждало вторично недостойное поведение… и предупредило его о том, что он будет снят с работы, если не изменит своего поведения. Но и из этого предупреждения… не сделал для себя выводов и продолжал пьянствовать и прогуливать… 15 и 16 апреля… снова пьянствовал и на работе не был. Будучи вызван 17 апреля в обком и прибыв в Петропавловск, в течение 2 дней пьянствовал и в обком КПСС не явился».
По-моему, тут какая-то личная драма, не нашедшая отражения в партийных документах. У нас любой человек только на изломе может пойти вразнос, махнув рукой на себя и заодно на все и на всех. Если, конечно, он не обычный пьяница и, тем более, не алкоголик, генетически предрасположенный к спиртному.
Еще больше меня поразило, что по субботам и воскресеньям в период Великой Отечественной войны в селе Никольском проходили называемые здесь «пресс-конференциями» - коллективные пьянки с участием всех ответственных работников, включая секретарей райкома партии. Пили спирт (взятый вместе с закуской со склада) под предлогом именин, рождения детей и т.д. и т.п. 1 апреля 1942 года, например, собрались у заведующего военным отделом райкома Курочкина. «С января по 20 апреля состоялось 7 таких «пресс-конференций», - докладывал в Петропавловск начальник Алеутского райотдела милиции Райченко.
Коли речь зашла о войне, не могу не привести два донесения командования погранотряда из Чукотского национального округа, входившего тогда в состав Камчатской области. Одно относится к осени 1941 года, второе датировано весной 1943-го. 28 сентября 1941 года колхозники, приехавшие по собственной инициативе в райцентр Анадырь, закупили спирт и продукты, и 2 октября отправились домой в свой колхоз на лодках. «По пути следования на второй лодке, на которой находились 7 взрослых и один ребенок, из-за завязавшейся драки между колхозником Теноурги и его женой, которые находились в сильном опьянении, лодка перекинулась, люди, находившиеся в ней, утонули, трупы и лодку выбросило на берег в 5 км от колхоза».
«Председатель (Чукотского – В.П.) исполкома Туккай систематически пьянствует, пропивает государственные деньги. Так, например, в селениях Ванкарем, Чегитун и Энурмино собрал военный налог в сумме 3 тысячи рублей, которые не сдал в кассу РИКа, а пропил. В конце декабря 1942 года Туккай продал 1.200 оленей, принадлежащих РИКу, на сумму 7 тысяч рублей, из которых также 2.180 рублей пропил. В результате… начали пропивать государственные деньги и инструкторы райисполкома». Знакомясь с такого рода материалами, невольно приходит на ум известное изречение А. Сент-Экзюпери. Но это уже другая тема.
…Недавно Президент РФ привел угрожающую цифру - 18 литров потребления чистого алкоголя (спирта) на душу населения. Для сравнения: в 1914 году потребление составляло 4,7 литра, а в 1980-м - 10,8. При этом надо не забывать, что 18 литров 2008 года - в нынешних государственных границах, без учета отпавших в начале 1990-х годов автономных образований. Повод для размышлений и выводов более чем серьезный.
http://www.kamkrai.com/index.php?newsid=3010
Tags: чк-огпу-нквд
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment