d_v_sokolov (d_v_sokolov) wrote,
d_v_sokolov
d_v_sokolov

Categories:

Исповеднический подвиг священника Пятницкой церкви Феодора Гидаспова

Дипломное сочинение студента Казанской духовной семинарии. Посвящено трагической судьбе о.Феодора Гидаспова, подобно другим православным пастырям, убитого большевиками в годы Гражданской войны.
Исследование написано при активном использовании документов из местных архивов, а также дореволюционных и послереволюционных печатных изданий, некоторые публикации из которых воспроизведены в приложении к данной работе.


Цитата:

"Накануне взятия города красными, значительная часть жителей, напуганных слухами о красном терроре, покинула Казань. Это-то и спасло многих из них от скорой расправы. Часть из ушедших, правда, вернулась, но их ожидала печальная участь, и здесь показательна судьба о. Феодора. Он предчувствовал возможность ареста и потому, накануне прихода красных, вывез свою многодетную семью из Казани, для того чтобы переправить ее в более безопасное место — в Самару, где жила матушка его супруги. 22 октября, устроив семью и уладив все дела, о. Феодор попрощался со своими родными и выехал в Казань, куда звал его долг пастыря и обязанности благочинного.

Сразу же по прибытию 26 октября о. Феодора в Казань, обрадованные прихожане написали на имя коменданта города прошение о разрешении их любимому пастырю проживать в приходской квартире и исполнять свои священнические обязанности. Подобное обращение прихожан объяснялось тем, что квартиры всех ушедших с белочехами, были опечатаны и, по постановлению Чрезвычайной Комиссии по борьбе с контр-революцией на чехословацком фронте, "никто из вернувшихся после бегов из Казани не мог быть прописан и не мог занять квартиру без разрешения Чрезвычайной Комиссии... "105 Все это было сделано, конечно, с единственной целью — выявить возвращающихся в Казань горожан и применить к ним репрессивные меры. Для этих же целей служил опубликованный в октябрь-ско-ноябрьских номерах газеты "Знамя революции список из 1500 фамилий "контр-революционеров", ушедших с белочехами, о которых (при обнаружении) следовало сразу же донести в ЧК.

Наивные прихожане, не предполагавшие всей коварности постановления ЧК, составили свое прошение от рабочих Пятницкого прихода и отправили его в городскую Комендатуру:

"... просим разрешить Феодору Михайловичу Гидаспову, вернувшемуся по пропуску от 22 августа из г. Самары, куда он ездил проводить свое семейство к матери своей жены, служить в Пятницкой церкви и занять свою прежнюю квартиру, которая находится в настоящее время запечатанной. При этом считаем не лишним добавить, что упомянутый священник прослужил в нашем приходе три года и за все это время мы, граждане рабочие, ничего предосудительного не замечали за ним, почему и желаем вновь видеть священником в нашей церкви. К сему прошению подписываемся мы, рабочие Пятницкого прихода г. Казани: (118 подписей рабочих-прихожан)"[35]

Но что такое 118 ратующих за священника рабочих перед карательной десницей ЧК? И 31 октября н. ст. о. Феодор был арестован по доносу начальника Центральной пересыльной тюрьмы, решившего "реабилитироваться" перед ЧК за излишний "либерализм" в отношении к "контрреволюционному духовенству", проявленный им в случае с о. Дмитрием Шишокиным:

"До сведения моего дошло, что скрывающийся (!) бывший священник Пятницкой церкви г. Казани (фамилия которого мне не известна) и явный контр-револю-ционер, укрывается (!) в доме Пятницкой церкви на Большой Казанской улице..."[36]

Видимо, для доносившего было вполне логичным поведение "скрывающегося священника": открыто вернулся в Казань, прибыл в родной приход, где его знают все окрестные жители, проживает на собственной квартире, находящейся, к тому же, недалеко от тюрьмы... Нет, не думал о. Феодор скрываться. Решение этого русского пастыря, еще в 1917 году испытавшего бесцеремонность революционной власти, было глубоко осознанным. Не мог он покинуть свою паству в столь трудное для нее время, не посчитал возможным для себя бежать от тех, кого обличал с церковного амвона.

Обвинения против о. Феодора строились на основании всего двух "свидетельских" показаний. Причем, первое, от начальника тюрьмы, было полностью составлено со слов его знакомого Владимира В., который будто бы и был очевидцем проповедей о. Феодора, а второе — от некой Антонины, простой неграмотной (показания за нее писал сам следователь Бабкевич) женщины, вдовы расстрелянного белочехами большевика. При аресте именно она указывала квартиру о. Феодора. Начальник тюрьмы, обозвав о. Феодора "ярым контр-революционером" и называя его почему-то "Гидрасповым", показал (со слов своего знакомого), что священник "не только на улице, но и в церкви проклинал Советскую Власть и большевиков, называя их грабителями, Красную Армию — антихристовым войском, а Народную армию — Божией и призывал всех в нее записываться и защищать Россию и Учредительное Собрание от проклятых большевиков..." Тут же, уже от себя, "свидетель" добавил, что "еще в прошлом году около собора Гидраспов раздавал прокламации против отделения Церкви от государства до издания декрета".

Поскольку второе "свидетельское" показание было записано рукою следователя, то можно только догадываться, что именно он добавил от себя, посему приведем "показания" вдовы убитого большевика почти полностью:

"... священник Гидаспов в своих проповедях с амвона проклинал большевиков и агитировал против Советской, власти открыто. Во время чехословаков я была арестована, но потом освобождена... 3-го сентября Гидаспов кропил "святой водой" три орудия, которые везли против рабочих (т. е. миноносцев Расколъникова. — А. Ж.) и установили на лугах между дровами. Вместе с тем, Гидаспов говорил, что эти орудия против большевиков, которые заставляют нас есть камни и их необходимо уничтожить. Призывал в своих проповедях записываться всех в "народную армию", добавляя, что он жертвует двух своих сыновей. Прочитано. Неграмотная. Следователь Бабкевич".

И здесь своя трагедия, знак того времени: вдова, мать пятерых малолетних детей, безграмотная, запутавшаяся женщина своим "свидетельством", изложением (и искажением, быть может, невольным) фактов не только приговаривает священника к казни, но и обрекает семерых детей его на сиротство...

Допрос самого о. Феодора занял, видимо, немного времени и был простой формальностью, поскольку приговор тогда был для всех обвиняемых в контрреволюционности один — расстрел.

"8 сентября, — записал в своих показаниях о. Феодор,— я с семейством оставил Казань, направился в Лаишев, а оттуда в Самару. Со взятием Самары Советскими Войсками, я 22/Х выехал в Казань. Воззвания Митрополита Иакова в моей церкви во время богослужения — раздавались присутствующим в церкви,.. также как и другие воззвания от Епархиального Совета..."

О своих сыновьях о. Феодор отвечал так:

"Сыновья мои — Николай, студент Казанского Университета и Борис 6-го класса Классической гимназии 1-ой мужской — поступили в "Народную армию", первый по мобилизации, другими словами, оба ушли добровольно. К Советской Власти я отношусь, как ко всякой власти и ей подчиняюсь. Книги военного характера (при обыске были изъяты 6 учебников для артиллерии. — А. Ж.) были подобраны ребятишками во время разгрома Юнкерского Училища. Больше ничего не могу показать"[37].

ЧК постановила:

"Священника Гидаспова Феодора Михайловича как ярого контр-революционера, принимавшего активное участие в белогвардейской авантюре, подвергнуть высшей мере наказания. Следователь Бабкевич".

Об облегчении участи арестованного священника усиленно хлопотали и миряне, прихожане Пятницкого прихода, и Епархиальный Совет, и епископ Анатолий, как это было в случаях с о. Дмитрием Шишокиным, о. Филаретом Великановым и о. Даниилом Дымовым, но увы... К ноябрю 1918 года со всех концов Казанской епархии поступали слишком неутешительные известия о многочисленных арестах и расстрелах духовенства, чтобы питать хоть какие-то иллюзии по поводу участи заключенных священников. И 12 ноября 1918 года приговор был приведен в исполнение...

http://www.kds.eparhia.ru/www/script/diplom_vasilew_denis_57789467593.html
Tags: Красный террор, православие
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments