?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Сказочник Павел Бажов тоже работал в ЧК...
d_v_sokolov
Оказывается, он тоже... Как и другие "прославленные классики советской литературы" - Гайдар, Островский, Бабель - автор "Малахитовой шкатулки" до начала своей литературной карьеры занимался вовсе не творчеством...
Как признавал впоследствии сам писатель, "вероятно, никаких литературных работ у меня не было бы, если бы не революция". А в автобиографии отмечал: "С начала февральской революции ушел в работу общественных организаций... С началом открытых военных действий поступил добровольцем в Красную армию, принимал участие в боевых действиях. В сентябре 1918 года был принят в ряды РКП (б)".
Зимой 1919-1920 года его назначили особым уполномоченным губернской ЧК. Он участвовал в разоружении партизан, которые завоевали власть большевикам, в уничтожении казачьих станиц, в расправах ЧОНовцев с безоружными и вооруженными противниками советской власти. Например, именно Бажов (действовавший тогда под псевдонимом Бахеев) организовал подавление восстания во главе с Козырем - командиром 4-го корпуса алтайской партизанской армии Мамонтова.


_________
Анатолий МУРАВЛЕВ

ЛЕГЕНДЫ СОЗДАТЕЛЯ СКАЗОВ

130 ЛЕТ НАЗАД РОДИЛСЯ САМОБЫТНЫЙ ПИСАТЕЛЬ ПАВЕЛ БАЖОВ, СУДЬБА И ТВОРЧЕСТВО КОТОРОГО СВЯЗАНЫ С АЛТАЕМ


Мало кому известно, что Павел Бажов, автор "Малахитовой шкатулки" и других сказов, в годы Гражданской войны жил на Алтае. Он бывал в Барнауле, многих селениях Змеиногорского уезда и в своих произведениях не раз упоминал нашу малую родину.

Сохранилось несколько вариантов автобиографии, написанных в 1920 - 40 годах, в которых Бажов старательно обходит подпольно-партизанскую деятельность на Алтае. Он написал несколько книг воспоминаний, однако и там этот период освещен слабо. Неудивительно, что и биографы, исследователи творчества о его деятельности, о годах революционной смуты пишут вскользь, нередко противоречиво, спорно, неточно.


ПОД ЧУЖИМ ИМЕНЕМ

Возможно, это связано с тем, что будущий писатель носил в ту пору другие фамилии - Кирибаев и Бахеев.

Большинство биографов писателя считают, что это было необходимо для занятия подпольной работой. Но это верно только отчасти. По воспоминаниям вдовы писателя, Валентины Александровны Бажовой, произошло это потому, что сибирский писарь, выдавая ему справку, удостоверявшую личность, допустил ошибку. Но оказывается, подлинная фамилия Павла Петровича вовсе даже не Бажов, а Бажев - с ударением на "а" (от слова "бажить": "Не бажи, себе не наворожи").

Писарь написал, видимо, по небрежности: расчленил букву "ж" на две "х": получилось - Бахеев. А Павел Петрович не стал возражать против допущенной ошибки. Больше того, он имел документы еще и на имя Кирибаева.

СВОЕГЛАЗНЫЕ ЗНАНИЯ

Будущий писатель родился 27 (в некоторых источниках - 28) января 1879 года на Урале, в поселке Сысертского завода близ Екатеринбурга в семье горно-заводского мастера. Желая "вывести в люди", семья определила единственного ребенка в Екатеринбургское духовное училище, а затем в Пермскую духовную семинарию. Позднее в биографических публикациях писателя это заведение стыдливо назовут "учительской семинарией". А зря! Ведь из нее в разное время вышли такие деятели культуры и науки, как писатель Дмитрий Мамин-Сибиряк, изобретатель радио Александр Попов и другие.

Между прочим, в автобиографической книге "Дальнее-близкое" Бажов упоминает, что протекцию для обретения священнического сана дал местный краевед Николай Смородцев, которого писатель вывел в очерках под символической фамилией Алтаевский. И это не единственная связка биографии и творчества писателя с нашим краем.

Священником Павел Бажев (тогда еще не Бажов) не стал. Пометка в аттестате о "политической неблагонадежности" помешала не только духовным занятиям, но и поступлению в Томский университет.

В итоге будущий писатель стал так называемым народным учителем. 18 лет работал учителем русского языка и литературы в глухой уральской деревушке Шайдуриха возле Невьянска, затем в Екатеринбурге и Камышлове.


"...ЕСЛИ БЫ НЕ РЕВОЛЮЦИЯ"

Важным жизненным "университетом" стали революция и Гражданская война. Участие в них было осмысленным, поскольку Бажов к тому времени был уже отцом троих детей.

"Вероятно, никаких литературных работ у меня не было бы, если бы не революция", - писал позднее Павел Петрович. А в автобиографии отмечал: "С начала февральской революции ушел в работу общественных организаций (являлся комиссаром просвещения Камышловского уездного Совдепа и редактором местной газеты. - А.М.)... С началом открытых военных действий поступил добровольцем в Красную армию, принимал участие в боевых действиях. В сентябре 1918 года был принят в ряды РКП (б)".

Началом его литературной деятельности можно считать должность редактора дивизионной "Окопной правды", где он публикует первые очерки, фельетоны и рассказы. Вскоре во время боя контуженный боец попал в белогвардейский плен, оказался в пермской тюрьме. Ему удалось бежать, однако Красная армия отступила за Каму, путь к своим был отрезан.

По заданию Екатеринбургского подпольного большевистского штаба в начале 1919 года его направили в Сибирь. Нашел место учителя в старообрядческой деревушке, затерянной в Томском урмане, - непроходимом лесу. Вступил в партизанский отряд, участвовал в уничтожении карательного отряда колчаковцев численностью 340 штыков.

Много лет спустя его дочь Ариадна скажет: "Я не знаю, как воевал отец. Уж очень он мне всегда казался невоинственным человеком. Но я знаю, что он принимал участие в бою под Межевкой, как и во многих других боях. Знаю, что стрелял он метко".

Кстати, Ариадна была замужем за сыном известного прозаика Аркадия Гайдара - Тимуром, а их сын Егор Гайдар, в начале 1990-х годов возглавлявший российское правительство, женат на дочери писателя-фантаста Аркадия Стругацкого.

В Барнауле Бажов появился, видимо, в июле 1919 года и представлялся уже как Бахеев. Он и внешне изменился: сбрил пышную бороду, носил темные очки. Барнаульские большевики оформили ему документы страхового агента 3-го Змеиногорского участка.

СТРАХОВОЙ АГЕНТ

Сам писатель вспоминал: "...Это была наиболее трудная, напряженная и самая эффективная полоса моей партийной работы".

В плане-конспекте несостоявшейся книги "Из записок рядового крестьянского полка", хранящемся в личном архиве автора знаменитой "Малахитовой шкатулки", пунктирно отражены этапы пройденного пути. Каждая фраза, каждое название населенного пункта говорит о каких-то событиях:

"30. В Барнауле. На постоялом. "Спекулянтский подвиг" и хозяйственная самодеятельность. Перемена работы. Страховая агентура. Томский исправник...

33. Перед началом служебной поездки. У кержаков... На Бухтарме. Слухи о Рубцовке. Молчан застрелился. Разведка на Шемонаиху... Следователь по особо важным делам. Эвакуация Змеиногорска".

Занятие страховым делом в условиях военного противостояния не вызывало особых подозрений. Поэтому невысокий человек в парусиновом пиджаке мог беспрепятственно появляться в любом месте. Он объездил и обошел многие кержацкие деревни, казацкие станицы Рудного Алтая и прииртышские казахские аулы, выполняя подпольную работу под носом у колчаковцев. Был одним из организаторов партизанского отряда "Красных горных орлов", штаб которого располагался около Шемонаихи.

Поселился Павел Петрович в поселке Верхняя Пристань. Этот населенный пункт в ту пору административно относился к Бобровской волости Змеиногорского уезда, хотя и располагался всего лишь в трех километрах от города Усть-Каменогорска - центра одноименного уезда Семипалатинской губернии. В 1924 году эти алтайские земли по решению ВЦИК передадут сначала в Семипалатинскую губернию Киргизской автономной республики РСФСР, потом они отойдут сначала советскому, а затем - суверенному Казахстану.

В "Воспоминаниях о муже" Валентина Бажова, приехавшая в конце 1919 года на Алтай с тремя детьми, отмечала, что будущий писатель жил "в доме Рябовой Матрены Антоновны; двое сыновей ее, большевики, погибли от руки белогвардейцев".

Этот дом по улице Пролетарской, 20 Усть-Каменогорска теперь мемориальный. Имеются большие экспозиции, посвященные творчеству Бажова, в краеведческом и этнографическом музеях в центре столицы Восточно-Казахстанской области. Мне прошлым летом довелось посещать их.

НА ОСТРИЕ БОРЬБЫ

Пять месяцев, с июля до 15-го декабря 1919 года, когда пала колчаковская власть в Рудном Алтае, Павел Петрович занимался подпольной революционной работой. Впрочем, и после освобождения Усть-Каменогорска еще около полутора лет для всех Бажов остается Бахеевым.

В биографической литературе и публикациях обычно упоминается немало должностей, которые почти одновременно он занимал в этот период: заведование информационным отделом ревкома, отделом народного образования и уездным бюро профсоюзов, а также редактирование газеты "Известия Усть-Каменогорского уездного революционного комитета", позднее переименованной в "Советскую власть". Стремительно развивалась и партийная карьера. В декабре 1919 года на первом общегородском партийном собрании Бахеева избрали членом горкома, а позже - председателем уездно-городского комитета РКП(б), иными словами - руководителем партийного органа Усть-Каменогорского уезда и его столицы.

Зимой 1919-1920 года его назначили особым уполномоченным губернской ЧК. Он участвовал в разоружении партизан, которые завоевали власть большевикам, в уничтожении казачьих станиц, в расправах ЧОНовцев с безоружными и вооруженными противниками советской власти. Например, именно Бахеев организовал подавление восстания во главе с Козырем - командиром 4-го корпуса алтайской партизанской армии Мамонтова.

А 21 октября 1920 года ему был выдан мандат, в котором говорилось: "Дан сей тов. Бахееву в том, что он назначается особоуполномоченным Упродкома по Усть-Каменогорскому району".

В феврале 1921 года Павел Петрович был откомандирован в Семипалатинск на работу в губернском профсовете. Но вскоре он тяжело заболел малярией. И в мае 1921 года с разрешения Сиббюро ЦК РКП(б) вместе с семьей возвратился на Урал, в город Камышлов. И с этого момента снова стал носить прежнюю фамилию - Бажов.

"ХОТЕЛ Я ПОКАЗАТЬ АЛТАЙ"

Уже на склоне жизни Бажов расскажет, что о борьбе за власть Советов он намеревался посвятить 32 книги. Но они так и не были написаны.

"Хотел я показать Алтай,- говорил Бажов в беседе с писателем Боголюбовым в 1943 году. - Жители в зипунах, овчинах, кашемировых кистях: партизанский отряд. И называются эти бабы и мужики - "полк горных орлов". Пишу, не отрывая пера".

Однако написанное, если оно существовало, не попало ни в издательства, ни в архивы, ни в музеи. Есть лишь составленный автором конспект, озаглавленный "Из записок рядового крестьянского полка". Это и есть план его книги об Алтае, о легендарном полке "Красные горные орлы", которую он не написал. Не из-за личного ли участия в кровавых экзекуциях периода военного коммунизма и продразверстки писатель не оставил воспоминаний об алтайском периоде жизни?

Вернувшись на Урал, Бажов семь лет, до 1929 года, работал в свердловской областной "Крестьянской газете". В 1924 году издал первую книгу - "Уральские были", в которой рассказывалось о дореволюционном быте Сысертских заводов. Вслед за тем - сборник историко-публицистических очерков "За Советскую правду" - о сибирских партизанах.

Затем писатель на целое десятилетие почти замолк. Выходом из творческой депрессии стало предложение Свердловского издательства поучаствовать в сборнике "Дореволюционный фольклор на Урале". Бажов предложил записанные по памяти, слышанные в детстве сказы полевского старожила Василия Хмелинина. Они - "Дорогое имечко", "Медной горы хозяйка", "Про великого Полоза" - впервые были опубликованы в 1936 году в журнале "Красная новь", а затем в 1939 году составили основу самого знаменитого сборника Бажова "Малахитовая шкатулка". Книга много раз переиздавалась, была переведена почти на все языки мира, принесла ее автору мировую славу.

ШАЙТАН-КАМЕНЬ

Исходным материалом для произведений Бажова стали "тайные сказы" - устные предания горнорабочих и старателей, сочетавшие в себе реально-бытовой и фантастические элементы.

Внимательный читатель найдет в произведениях Бажова немало других прямых и косвенных упоминаний Алтая.

В одном из первых рассказов Павла Петровича "Дорогое имечко" упоминается чудь, или "старые люди". И на Алтае есть легенда о народе, ушедшем под землю дожидаться лучших времен.

По свидетельству Валентины Бажовой, сказ "Каменный цветок" также был навеян Павлу Петровичу Алтаем.

Примечателен и диалог в сказе "Горный мастер": "Где это тебя, Данило, давно не видно? - В Колывань, - отвечает, - ходил. Прослышал про тамошнего мастера по каменному делу - будто лучше его нет на работе. Вот и заохотило поучиться маленько". Колывань, как известно, - старейший центр камнерезного производства в нашем крае.

Исследователи утверждают, что Шайтан-камень на алтайском озере Иткуль - персонаж сказов "Демидовские кафтаны" и "Золотой волос", также стал известен Бажову в период его жизни на юге Сибири.

Немало аналогий с творчеством русского писателя можно найти в сборнике сказов народов под названием "Алтай - Беловодье", изданном в 2007 году.
http://www.ap.altairegion.ru/023-09/8.html

  • 1
Вот уж не думал на Бажова... В детстве зачитывался его сказками :(

Честно говоря, и я не ожидал - в детстве любил много раз перечитывать его сказки.

Сам был шокирован

отвратительно.

А я знал. :)

Потому что читаю ДЕГа.

Короче, конспирологию Галковского прошу особо всерьез не воспринимать, а все остальное - мотать на ус:

...жена картонного моряка вроде из солидных. Дочь знаменитого писателя Бажова. Охо-хо. Наивные люди при этом имени наверно представляют себе уральского сказителя с гуслями. Истинно-русского человека. Не совсем так. Бажов в 1917 году был активным эсером, в 1918 стал большевиком. В 1940-1950 годах возглавлял писательскую организацию Свердловской области, до этого одно время руководил цензурным ведомством. Писал ли он свои сказы сам – большой вопрос. Чтобы понять менталитет человечка достаточно привести всего одну цитату современника:

“Публичные выступления Павла Петровича всегда являлись образцом большевистской принципиальности. Критиковал он резко и прямо, без каких-либо околичностей. Но никто не слыхал от него грубого слова, сказанного в раздражении. Как настоящий коммунист, он помогал исправлять ошибки. Там же, где он видел несоветское отношение к делу, Павел Петрович был беспощаден. Так, например, Бажов решительно высказался за исключение из партии Рябинина, когда убедился в непартийности его поведения”.

Вот такие «уральские сказы». В 1941 году на Урал эвакуировалось большое число писателей из столиц: Москвы, Ленинграда, Киева. Все они поступили в формальное подчинение Бажова. Он ведал выделением жилья, карточек, трудоустройством. Внезапно у старика начался прилив творчества. Пошли «Малахитовые шкатулки». Сборник сказов издали в столице, а в следующем году и в метрополии – в лондонском издательстве «Хатчинсон». В 1945 году в Англии вышло второе издание, а в 1946 году сняли фильм про Данилу–мастера и его чашу, сделавшего Бажова всесоюзным сказочником. Бажова повысили до Человека Доброй Воли и ввели в международное «Движение за мир». Вышла чаша у мастера на славу.

Любопытно, что сам Бажов действительно имеет отношение к сказам, но скорее идеологическое. В 20-30-е годы он разрабатывал идею «рабочих сказок». Мол, у крестьян – «сказки», а у рабочих - «сказы». Их надо собирать у сознательных старых рабочих. Поставишь старичку поллитровку, и он, значится, тебе прямо у токарного станка сказ выдаст. Про Огневушку-поскакушку али Ящерку какую. Он так и писал: сказы рассказаны старым рабочим Хмелининым-Слышко по кличке «Стаканчик». За стаканчик, значит, рассказывал масонские байки. А умные люди взяли на карандаш, издали в Лондоне.

Спору нет, Бажов, или точнее Бажев, русский. Матушку правда Августой Стефановной звали. Ну так на это вера особая имеется. Может ли русский быть большевиком? На кой ляд там урод косорожий… Вот, правильно. Угадали. Ежели из сектантов австрийского согласия, то во вредители примут. ПОЛЕЗЕН. Опять же на настоящих русских похож. Можно показывать указкой. Говорите, что в РСДРП одни евреи, поляки, латыши и чучмеки. Никак нет. Вот же Евлампий Харитонович Сыроежкин. И борода, и нос картошкой, и глазки голубенькие. А то, что в панёву одет особую, так это он член Галактического Братства Чгругмажогла Кумберлендского. Истинно русский человек.

Бажов описывает свою встречу со Свердловым в 1905 году: «Меня Якову Михайловичу отрекомендовали тогда так: "Очень своеобразный чудак, который рассчитывает, что рабочему классу помогут старообрядческие толстосумы".

Только он врёт всё. Как и Гайдар. Бажов якобы был советским разведчиком в колчаковском тылу, вжился в образ, после войны жил под выдуманной фамилией Бахеева и т.д. и т.п.

Перед нами ЗАСРАНЦЫ и ни одному слову сказочников верить не надо. Только следователь, только с протоколами и описями. Это не уважаемые люди, а шантрапа, аферисты, голь перекатная. Да ещё шарахнутая по голове.
http://galkovsky.livejournal.com/156430.html

  • 1